25 Апреля 2018
МОСКВА 03:36
бЕРН 02:36
$ 57,08
€ 67,29
Premium
Sponsors
517

Жизнь первого и второго поколения иммигрантов в Швейцарии


Жизнь первого и второго поколения иммигрантов в Швейцарии

Разговорный клуб «Франкотека» («Francothèque») при Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы им. М.И. Рудомино свёл проектного менеджера Swiss Center Samara Ольгу Кузнецову с Аней Хайдукович. Более близкое знакомство получилось неожиданным и интенсивным: открытый разговор в библиотеке и через интернет, совместное посещение танцевального занятия по сальсе в фитнес-центре, интервью с Аней в домашних условиях в Москве и через Skype с её отцом Драганом Хайдуковичем.

Обе Личности – Драган и Аня Хайдуковичи, отец и дочь – очень активные, включенные в происходящее, заинтересованные в улучшении жизни на Земле, являющиеся Хозяевами своих жизней.

Драган и Аня Хайдуковичи. Скадарское озеро. Черногория. Сентябрь 2017 года. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

В основе фамилии Хайдукович лежит слово «хайдук» («гайдук»), которое обозначает название погонщиков скота - свободных пастухов в горах северной части Балканского полуострова, а также пехоты восточноевропейского образца, телохранителей – вольнонаемных воинов личной охраны местных правителей, пограничных воинов из беглых крестьян вроде казаков, вооруженных повстанцев в некоторых славянских государствах, боровшихся против османского национального гнета на Балканах и в Западной Армении. Деяния гайдуков были темой народного творчества, и реальные лица становились легендарными персонажами.

Бунтарский дух живет как в Драгане Хайдуковиче, так и в его дочери Ане.

Драган Славков Хайдукович (интервью с ним было опубликовано на нашем сайте ранее) – физик, доктор наук, проработавший с 1991 по 2014 год в ЦЕРНе (Европейский центр ядерных исследований / CERN - Conseil Européen pour la Recherche Nucléaire) в Женеве, автор идеи о гравитационном отталкивании вещества и антивещества, основатель и директор частного института по физике и Фонда экологического государства в Черногории, идейный лидер экологического направления  «Черногория как экологическое государство», трижды участвовал в выборах в Президенты Черногории как независимый кандидат, является одним из соавторов Конституции Черногории. Драган решил вернуться из благополучной Швейцарии, где мог бы запросто оформить гражданство, в родную Черногорию, спасать её природу.

Аня Хайдукович - студентка Женевского университета, факультета международных отношений (Université de Genève / Relations internationales), в 2016/2017 учебном году в рамках обмена студентами проходила обучение в МГИМО в Москве (о чём будет рассказано в следующей за данной публикации). Родители Ани – выходцы из Черногории, но сама она родилась в Женеве и уже является гражданкой Швейцарии. Аня занимает активную личную и гражданскую позицию, в частности является участником Ассоциации швейцарских друзей Весаделя (AASV - Association des Amis Suisses de Vesadel).

Жизнь в Швейцарии эмигрантов из Восточной Европы во многом схожа с судьбами людей, эмигрировавшими из России и Советского Союза. Как адаптировались в Швейцарии эмигранты из Черногории, близкой нам по социалистическому прошлому? Аня Хайдукович ответила на наши вопросы.

Национальный вопрос.

SWISS-RUS: Вы родились и выросли в Женеве. Но Ваши родители родом из Черногории. Кем Вы себя чувствуете по национальности?

Аня Хайдукович: Это хороший вопрос, который я много раз задавала себе. Я, прежде всего, швейцарка. Имя и фамилия черногорские, родители из Черногории, но я не на 100% чистая швейцарка. Моя личность - результат смешения двух культур: швейцарской и черногорской.

SWISS-RUS: Может быть, в каких-то аспектах Вы – швейцарка, а в каких-то – черногорка?

А.Х.: Да. Всё, что касается политической системы, я себя чувствую больше швейцаркой. В Швейцарии самая развитая, ясная, прозрачная и организованная демократическая система в мире. Политическая система Черногории далека от демократии, я никогда не буду голосовать за это правительство.

Что касается социального и культурного аспекта, я люблю Швейцарию, но в данном вопросе предпочитаю Черногорию. Я много раз посещала страну происхождения моих родителей, летом провожу там около двух месяцев. Побережья, горы, национальный парк, города Черногории прекрасны. В Швейцарии крупные города заточены под бизнес, в этом их особенность.

С подросткового возраста я стала ценить социальную сферу Швейцарии, где я учусь. Это более развито, чем в Черногории.

Мне повезло, что я родилась и выросла в Женеве, а не в Черногории. Черногории не хватает культурных, туристических, образовательных, профессиональных возможностей, какие есть в Швейцарии. Большинство населения Черногории живут в сложных условиях.

Я родилась в интернациональном городе. Это дает большой опыт культурного обмена. На третьем году обучения в колледже один семестр (5 месяцев) я обучалась в Австралии. Я жила в семье по обмену. Мне было 17 лет. Может быть, поеду на стажировку в США. Но эта культура меня не очень привлекает: много народу, большие города. Меня это утомляет. Я предпочитаю более простые места. Для моего возраста важно жить в городе, но недалеко от природы. Женева – спокойный город.

Каруж (Carouge) - коммуна кантона Женева. 2017. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

Поездки на историческую родину. Родственники.

SWISS-RUS: Как часто Вы ездите в Черногорию? Кто из родственников живет в Черногории, кто живет в Швейцарии?

Каждое лето в школьные каникулы я ездила в Черногорию, в наш семейный дом в Цетине. Это исторический город, который находится в 50 минутах езды от столицы Черногории – Подгорицы. В Цетине живут моя бабушка и дедушка, большинство членов нашей семьи: тёти, дяди, двоюродные братья и сестры. Кто-то живет в Подгорице. Я езжу и в Подгорицу тоже.

В детстве все дни я проводила с деревенскими ребятами, играли в прятки. Это как маленькая ферма с животными, более дикая и настоящая. Мне этого не хватает в Швейцарии. Наша квартира находится в центре Женевы: магазины, автомобили.

Аня /на фото справа/ в детстве в Цетине. Черногория. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

С 2012 года ситуация изменилась. Летом я отправилась не в Черногорию, а в Австралию. После этого я не была в Черногории до 2016 года. Я выросла и стала путешествовать с моими близкими друзьями, которых знаю с детства, и студентами. Они каждый раз предлагали куда-то поехать: в Испанию, Бразилию, Францию, Африку, Австралию, направления, где я никогда ранее не была. Черногории мне тоже не хватало. Но за лето я могу совершить лишь одну поездку и потом возвращаюсь в Швейцарию.

Я съездила в Черногорию с моим папой в сентябре прошлого года на одну неделю. Там я объездила много мест: Будву, Котор, Скадарское озеро, Подгорицу, Цетине… Я беру машину и путешествую в другие районы. Там я вспоминаю мое детство, я взволнована.

Сейчас, когда я много путешествую, я нахожу, что в Черногории самая красивая природа: озеро, настоящие пляжи, парк, горы, леса… Хотя это очень маленькая страна. Для меня Черногория сейчас место для туризма.

SWISS-RUS: Где Вы останавливаетесь в Черногории?

А.Х.: Когда я еду в Черногорию, я останавливаюсь в Цетине либо у моего папы, либо у моей бабушки. Много места есть у моей тети и кузенов, могу остановиться и у них. Это зависит от моего желания в данный момент.

Дом бабушки. Цетине. Черногория. 2017. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

SWISS-RUS: Ваш папа часто приезжает к Вам в Женеву?

А.Х.: Мой отец может приезжать по туристической визе только на три месяца. Остальное время он очень занят.  У него есть много проектов: научные, экологические. В связи с этим он ездит много в регионе или по другим странам. Когда он в Женеве, он предпочитает быть с нами. Сейчас мои родители в разводе, который стал результатом бытовых проблем и трудностей взаимопонимания. Но мы продолжаем общаться.

SWISS-RUS: С кем Вы живете?

А.Х.: С мамой и братом. Ему 25 лет. В этом году он заканчивает университет в Лозанне на мастера экономики. В следующем году он будет искать стажировку или продолжит научную деятельность и будет писать докторат, он еще не решил.

Трудоустройство и материальное положение первого и второго поколений иммигрантов.

SWISS-RUS: Когда точно состоялся переезд ваших родителей в Швейцарию? Насколько легко Ваши родители адаптировались в Швейцарии? Чем они занимались после переезда?

А.Х.: Мой брат родился в 1992 году. К этому времени мои родители уже переехали в Швейцарию. С рождением моего брата они приняли решение остаться в Швейцарии. Я родилась тремя годами позже, в 1995 году. Я всегда жила в одной и той же квартире.

Аня с мамой и братом. Женева. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

Для родителей не было очевидным, как адаптироваться в Швейцарии. Если сравнивать нас, не имеющих швейцарских документов, с коренными швейцарцами, то, конечно, было тяжело адаптироваться в повседневной жизни: работа, зарплата, административные процедуры. После войны Черногория была под санкциями. Было непросто для граждан, чья страна находится под санкциями. Это переживал мой отец, но не я. Моей маме было проще найти работу, поскольку это уже был другой период.

SWISS-RUS: Ваша мама прошла языковые курсы для иммигрантов?

А.Х.: Да, она прошла курсы английского и французского. 

SWISS-RUS: Ваш папа приехал в Швейцарию с английским языком?

А.Х.: Да, для него английский – это прекрасный вариант. Он пишет свои труды на английском языке. Французский выучил на работе.

SWISS-RUS: Кем работали Ваши родители после переезда в Швейцарию?

А.Х.: Мой отец многие годы работал в международной организации, в ЦЕРНе, и пролонгировал свой контракт. Совсем недавно он покинул Швейцарию. С этими международными правами он мог работать в ЦЕРНе, но не мог преподавать в университете, у него не было для этого национальных прав.

SWISS-RUS: А Ваша мама?

А.Х.: Моя мама училась на инженера в Подгорице, но она не закончила свою учебу, так как они переехали в Швейцарию в 1990. Она не возвращалась в Черногорию, чтобы доучиваться. Ей оставалось досдать 6 экзаменов, чтобы закончить учебу. Но она так и не получила университетский диплом.

Мама является одаренной в теме моды. Она быстро нашла работу с частичной занятостью - работала продавщицей в магазине высокой моды: обуви и сумок. Ей нужно было учить французский, встречаться с людьми, заниматься собой. Мои родители должны были интегрироваться в Швейцарии, еще мой брат родился. Поэтому работала один-два раза в неделю.

На сегодняшний день она ответственный менеджер в бутике в Женеве, в том же бутике, в котором она начинала. Она никогда не меняла бутик. На тот момент она не знала французский язык, у нее не было признанного диплома. Сейчас всё это гораздо проще по сравнению с 90-тыми годами. Сейчас она работает один день в неделю, когда у продавцов выходной.

SWISS-RUS: А как же мама получила разрешение на работу?

А.Х.: Я не знаю точно всю процедуру. Я полагаю, что права моей мамы были связаны с бумагами моего папы, его правом работать в Швейцарии. Она проходила процедуру по запросу на получение работы. Я думаю, что это её организация предоставила  приглашение на работу. На основании этих прав моя мама оформила запрос на получение гражданства. Мой брат и я, мы уже имеем швейцарское гражданство.

SWISS-RUS: Ваш брат не работает и Вы тоже?

А.Х.: Брат не работает. Я подрабатываю продавцом в маленьком бутике по продаже одежды в Женеве. Сочетаю это с учебой. Я имею свои карманные деньги.

Родители несут равную ответственность за детей. Мама работает. Папа тоже вносит свой вклад.

Магазин по продаже товаров для детей, где подрабатывает Аня. Женева. 2017. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

Получение швейцарского гражданства.

SWISS-RUS: Получение швейцарского паспорта – непростая процедура. Как Вам удалось получить швейцарское гражданство?

А.Х.: Для меня была упрощенная процедура натурализации, поскольку я родилась и обучалась в Швейцарии. Я получила мой швейцарский паспорт, когда я училась в колледже, в возрасте между 17 и 18 годами. Моя мама занималась всеми документами и процедурами в отношении нас с братом, поскольку это очень сложные для нас процедуры. Это занимает много времени, необходимо заполнить большое количество бумаг, предоставить много документов. Мама нас везде сопровождала. Для нас лучше иметь двойное гражданство, одно из которых швейцарское. Сейчас мама сама проходит процедуру натурализации.

SWISS-RUS: Ваш отец мог бы остаться в Швейцарии. Почему он решил не получать швейцарское гражданство и вернуться в Черногорию?

А.Х.: Мой отец уехал из Швейцарии совсем недавно, в 2014 году. Он жил с нами. Именно он решил уехать, поскольку всегда себя ощущал черногорцем, а не швейцарцем. Швейцария для него место работы и проживания семьи, но это не его страна для жизни. Черногория – это его страна, он включен в политику, он патриот.

Аня на горе Салев (Salève) в Женеве. 2017. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

Отношение швейцарцев к иммигрантам.

SWISS-RUS: Вы – иммигрант во втором поколении. Как Вы чувствуете себя в Швейцарии? Есть ли какие-то особенности отношения к Вам со стороны коренных швейцарцев?

А.Х.: У меня было два состояния ума: до 11-12 лет и после.

Всё детство и подростковый возраст до 11-12 лет я себя больше чувствовала как дома в Черногории: атмосфера, семья, которая живет там, ребята, с которыми я играла. В детстве я не имела суждений по этому поводу.

Я выучила французский только в начальной школе. Я узнала межнациональную проблему, потому что я не знала французский очень хорошо. Но это не было проблемой отношения ко мне.

У меня и моей мамы еще не было швейцарского гражданства, поскольку еще рано было его запрашивать. Мама работала в бутике, папа – в ЦЕРНе. Негатив проявлялся в уровне зарплаты. В ЦЕРНе, если ты не имеешь швейцарского гражданства, ты имеешь низкую зарплату, даже если ты выполняешь работу на высшем уровне. Привилегии, прежде всего, рассчитаны на швейцарцев, не распространяются на иностранцев.

Эта ситуация отражалась на финансовой стороне нашей семьи, на зарплате моих родителей, на трудоустройстве. Женева – город с достаточно высоким уровнем жизни. Поэтому с такой зарплатой невозможно было воспользоваться всеми возможностями города.

Мои родители родились в другой стране, не знали всех нюансов в Швейцарии, изначально не знали французский язык. Это обусловливало трудности.

В школьные годы у меня всегда было хорошее окружение, не было какого-то особого отношения ко мне, чтобы кто-то меня осуждал. Я не говорю о языковой проблеме, да постепенно я интегрировалась. Швейцарцы всегда меня приглашали к себе.

Фонтан Jet d’Eau на озере Le Léman. Женева. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

SWISS-RUS: Вы сказали, что в Вашей жизни было два периода. До 11-12 лет, связанный с Черногорией, и после. Вы могли бы рассказать об этих изменениях?

А.Х.: Когда я училась в начальной школе, каждое лето я ездила в Черногорию. Я её обожала, ценила её культуру, виделась с семьей, с друзьями.

Когда я подросла, в подростковом возрасте я интегрировалась в учебную жизнь Швейцарии. Я обнаружила, что Швейцария меня привлекает, привязывает к себе. Со швейцарскими друзьями у нас были невероятно теплые встречи. Женева – это прекрасный для меня город, в котором я имею много профессиональных возможностей. Черногория стала только местом для проведения каникул и встречи с родными.

  

SWISS-RUS: Ходили ли Вы в детский сад, где Вы уже могли начать изучать французский, интегрироваться?

А.Х.: Нет. Я ходила только в ясли рядом с нашей улицей, когда была совсем маленькой. Родители занимались мной. У моей мамы было свободное время мной заниматься. Когда я подрастала, я играла с моими соседями, кузенами, со взрослыми. Мой брат больше посещал ясли, по сравнению со мной. Я смогла выучить французский только в начальной школе, начиная с 4 – 5 лет.

Танцевальный коллектив Théâtre du Léman. Аня Хайдукович в нижнем ряду крайняя справа. Женева. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

SWISS-RUS: В России в этом возрасте дети ходят в детский сад, а в начальную школу идут в возрасте 7 лет.

А.Х.: Также и в Черногории. Недавно там начали реформы, но я не думаю, что там в этом отношении уже что-то изменилось. В начальной школе в Швейцарии много отдыха, игр, спортивных дней, как в детском саду.

SWISS-RUS: Было ли негативное отношение к Вашим родителям как иммигрантам?

А.Х.: Я рассказала об отношении, которое не было направлено против конкретной личности, но в отношении людей из стран Восточной Европы или третьего мира. У швейцарцев больше доступа везде, зарплаты выше. Для людей из Восточных стран везде больше контроля и требований: в аэропорту запросы различных документов, в юридических вопросах, в трудоустройстве.

SWISS-RUS: Можно ли сказать, что отношение простых людей было хорошим, но сложности были от административных структур?

А.Х.: Да, именно так. Окружение в Женеве очень разнообразное, многонациональное.

SWISS-RUS: Было ли отношение к Вашей семье каким-то особенным в свете того, что это семья научного сотрудника, а не пролетарская?

А.Х.: Конечно, когда в школе узнавали, что мой отец – научный сотрудник, то это выглядело выгоднее, чем если бы он был черногорским крестьянином.

Влияние войны на Балканах.

SWISS-RUS: Как на Вашей судьбе отразилась война на Балканах и распад Югославии?

А.Х.: Если бы я родилась в Черногории и никогда не могла бы жить в Швейцарии, моя жизнь была бы совсем отличной от той, которую я имею. Образование, которое отличается от швейцарского. Социалистическое наследие, которое отражается на уровне жизни, который в Черногории гораздо ниже, чем в Швейцарии. Возможности путешествовать, которые отсутствуют. Моя кузина, студентка университета в Черногории, никогда не выезжала из Черногории. В то время как я, которая моложе ее, а ей 25 лет, уже съездила в Австралию, Бразилию, Африку, многочисленные регионы Европы. Моя профессиональная карьера была бы совсем иной, если бы я родилась в Черногории.

Еще до переезда в Швейцарию мой отец был преподавателем университета в Подгорице и имел хорошую зарплату. У нас была состоятельная семья, которая много путешествовала. Но я не уверена, что я смогла бы столько же путешествовать в годы учебы, если бы я жила в Черногории, поскольку менталитет тоже отличается. Если в Швейцарии студенты постоянно путешествуют, участвуют в культурных обменах, в Черногории этого гораздо меньше.

Если бы не было войны, я не смогла бы остаться жить в Швейцарии. Моя жизнь была бы совсем иной.

Аня с друзьями на горе Килиманджаро. 2015. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

SWISS-RUS: Почему Ваша кузина никогда не выезжала из Черногории?

А.Х.: Потому что она студентка и возможности обмена затруднительны. И  еще финансовые вопросы: для среднестатистической семьи в Черногории это слишком дорого.

SWISS-RUS: Вы ездили в Черногорию в ходе Балканской войны? Видели ли Вы результаты войны?

А.Х.: Нет. Я родилась в Женеве уже под конец Балканской войны. Мои родители тоже не ездили в Черногорию. Конечно, моим близким в Черногории было непросто жить после войны. Черногория в отличие от других регионов бывшей Югославии была меньше затронута войной, меньше пострадала.

SWISS-RUS: В Вашей семье много ли говорят о прошедшей войне?

А.Х.: Нет. Моя мама была рада остаться в Швейцарии, а не жить в Цетине. Цетине - это красивый регион, но с социалистическим прошлым, с очень большими ограничениями, если сравнивать с тем, что мы имеем в Женеве. Женева – город с большими возможностями и выбором.

Мой отец мог бы больше рассказать про этот период. Период власти Тито был в то время, когда мой отец учился и работал в Черногории.

Аня в национальном парке Аруша в Танзании. 2015. Фото предоставлено Anja Hajdukovic

SWISS-RUS: Вы хотели бы жить в Черногории?

А.Х.: Честно говоря, нет. На данный момент я привыкла к Швейцарии, к её культуре, организации, спокойствию, шарму. Ясно, что сейчас в ходе моей учебы на «международных отношениях» я могу гораздо больше иметь в Швейцарии. Мои друзья в Швейцарии. В Черногории у меня родственники, но не друзья. Я могла бы пожить в Черногории год – два, но не долгое время.

Ольга Кузнецова, Проектный менеджер Swiss Center Samara и клинический психолог Московского НИИ психиатрии Минздрава России.


Оставить комментарий без регистрации
Все поля, отмеченные звёздочкой, обязательны для заполнения
Блоги
1193
"По суворовским местам. Часть первая. Русси."
В последнюю среду августа, как всегда, прошла встреча с Swiss Club Russia, где мне посчастливилось познакомиться еще с новыми людь...
Ольга Кузнецова
Ольга Кузнецова
Клинический психолог
1444
«Грязные танцы»
Америка всегда была пионером в изобретении новых модных танцев будь то тустеп, чарльстон, рок-н-ролл, твист, шейк и проч. Эти самы...
Сергей Венедов
Сергей Венедов
Независимый эксперт, Женева
797
«Отречемся от русского мира…»
Это обыгранное блогерами начало «Рабочей Марсельезы» вызывает в памяти хорошо известную строку из стихотворения Верони...
Сергей Венедов
Сергей Венедов
Независимый эксперт, Женева
1343
«Франкотека» и культурный обмен
"Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы имени М.И. Рудомино. Фото: Olga Kuznetsova" 16 июня ...
Ольга Кузнецова
Ольга Кузнецова
Клинический психолог